суббота, 27 мая 2017 г.

Наши авторы - ЕКАТЕРИНА КОНОВАЛЬЧИК

Наши авторы - ЕКАТЕРИНА КОНОВАЛЬЧИК

29 лет. Страна – Россия. Город-герой Ленинград, ныне – Санкт-Петербург. По образованию – технолог-библиотекарь. По существу – поэт, прозаик, публицист, немного художник. Состою в литературных объединениях Петербурга «Свежий взгляд», «Карповка, 28», «Клуб литературного творчества» и др. Публикуюсь в литературных изданиях России («Свежий взгляд», «Окно», «Парадный подъезд» и др.) и ДНР («Пять стихий»). Веду свой литературный клуб при одном из университетов Петербурга. Главное в жизни – радоваться и приносить радость другим)

‘17

Семнадцатый год вершился неожидаемо –
Над городом то и дело стоял туман,
Деревья, едва живые, пылали заревом
Холодного солнца мартовских панорам.

И плавился снег, и люди в суровых робах
Ходили по саже толпами взад-вперед,
И каждый был каждому равным и незнакомым,
И каждый был каждому другом наоборот.

Темнели дома, и небо вокруг – темнело.
Суровые робы прятались вдоль дорог.
И только когда один появился смелый –
Другие за ним последовали на борт...

Никто не придал значения гулу пушек,
И дробь пулемётная здесь не была слышна.
Все дети считали, что это – палят игрушки,
А взрослых всю ночь прятала тишина.

Последний корабль утром ушёл от пристани,
Горящее солнце таща на своём хвосте.

Ничуть не касаясь друг друга своими жизнями,
Какие-то двое шли за руки в темноте...



Соломенный воин

Мой соломенный воин некрепко стоит на ветру,
И в какую бы сторону ветер его ни направил –
Он согласен лететь, и движенья раскинутых рук
Задают ему курс на поиски славы.

Он меняет дома, и дороги, и лица людей,
И никто не становится ближе, чем он им позволит.
И куда бы он с ветра порывами не полетел –
Их всегда остаётся двое.

В путевых неприметных тетрадях потерты листы,
Мелкий почерк придал им сюжет и отточенность формы.
Мой соломенный воин свои заметает следы
С каждым разом проворней.

Я однажды взойду на холмистую топкую высь
И увижу вдали очертания, столь мне знакомы.
И соломенный воин протянет мне тонкую кисть –
И оружие сложит у дома.

Крестиком

Вышей узором, бисером – вышей суть.
Чёрным ли, белым крестиком на полотнах,
В пяльцах натянутых: будь ни живым, ни мёртвым –
Осуществимым будь.

Вышей узор кировскими, на счёт
Времени неуёмного между каждым
Рядом и крестиком – будто бы день вчерашний
Запечатлён в картину и тем прощён.

Вышей рисунок жизни своей в кольце
Шара земного, будучи им зажатым.
Вышей себя – гордым или распятым,
С тенью сопротивления на лице.

Вышей – и результату не обессудь,
Если восьмые части сойдутся гладью.
Вышей с начала – высшей задумки ради.
Вышей не «что-нибудь».

***

Нам будет 16, пока мы не выплачем мир
Кислотами слез, пока не пройдемся босыми
По колкой траве – которую мы не скосили,
Придумав луга, когда ещё были детьми.

Нам будет 16, пока ядовитый фонарь
Не вскроет отшельник, что нами любим и не предан,
Пока синеглазое утро блуждает по следу,
Читая над живостью нашей последний тропарь.

Нам будет 16, пока из последних седин
Не выскользнет слово, случайно задетое раной,
И мы обнаружим наш мир безутешным и старым,
И голос, случайно пробившись, сорвется с руин -

На выдохе жизни, в беззвучие жёстких ковров.
Нам будет 16, пока этажи не сольются
В столовый сервиз и чайные белые блюдца…
Нам будет 16.

Комментариев нет:

Отправить комментарий